Вторник, 19.09.2017, 16:13

Академия барона Брамбеуса

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Темы
социализм Японский след 1937 репрессии Урал-Идель Алхимия Англия Una Furtiva Lagrima Карузо МакКормак музыка WALTZING MATILDA Монтаж аттракционов Отстойник Турция Фатих Акин Суфизм LiveJournal Dada анимация Германия литература Познер Чулпан Хаматова израиль Германский след Моабитская тетрадь Муса Джалиль еврейский вопрос АТАТЮРК Ахмадинежад фотографии Булгария катастрофа башкиры екатеринбург голод Время цыган Песни протеста Рождены быть свободными Объединённые Арабские Эмираты Права женщин Саудовская Аравия Греция кавказ Сочи черкесы euronews learning world Тегеран Бахман Гобади Курдистан Хосейн Ализаде Ислам Арабские революции аятолла Хаменеи исламское пробуджение Казань Радио Свобода Ахмади татарстан не знаю что сказать диаспора татарский язык BBC Бухараев Равиль Пакистан праздники россия Сирия внешняя политика Арабская весна Иран Межконфессиональные отношения история Ислам на Урале армения Константинополь стамбул Кинематограф Индонезия Опера театр Палестина тунис Ливан поэзия колониальные войны конституция дагестан хиджаб Мавритания Магриб США Ирак великобритания Рок-патриархи Образование Женщина в исламе
Видео на youtube
music_action
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Абайдуллин. Часть 2. Допрос.

30 декабря тон допроса совершенно иной, я привожу протокол полностью, все остальные дела по японской агентуре среди татар, разбираемые Шарафутдиновым, очень похожи на это, протоколы писались точно под кальку с незначительными изменениями. В итоге были расстреляны Абайдуллин, Абашев, Ижбулатов, Садыков. Нуриса Мухтарова не успели привязать к этому делу, он проходит по линии Кабакова. Его дело рассматривалось Военной коллегией. Для него остается одно утешение – отрицать свою вину, показания назвать клеветой. Этой возможности «японские шпионы» были лишены, и мы никогда, вероятно, не сможем узнать правды. А многие документы остаются засекреченными до сих пор. Но все по порядку. Допрос ведет Шарафутдинов (вопросы подчёкнуты): 

У Вас при обыске изъят обрывок записки с надписью «Уфа –Т.К. умер». Объясните, что это значит?

Т.К. – это инициалы одного моего знакомого литературного работника, проживающего в городе Уфе – Тагирова Кабира, умершего в 1936 году.

Чем объяснить , что на клочке бумажки Вы отметили дату смерти Вашего друга?

Узнав о смерти Тагирова К., я машинально об этом записал на клочке бумаги, который у меня случайно хранился.

Тагиров К. давно занимается литературной деятельностью?

Да, у него имеется целый ряд произведений.

Вы с его произведениями знакомы?

Да, знаком.

Назовите одно из них.

Я не могу сейчас припомнить.

Довольно странно, быть хорошо знакомым с литературными произведениями писателя и в то же время не знать названий его произведений. Вы скрываете действительное значение найденной у Вас записки.

Значение записки я следствию объясняю точно.

Имеются у Вас еще знакомые с такими инициалами?

Не припоминаю.

Вам знаком Тарджиманов Кашафутдин?

Да, знаком.

Как видите его имя и фамилия точно соответствует инициалам, обозначенным у Вас на записке. Не это ли лицо скрывается под этими инициалами?

Возможно.

Ведь Вы же уверенно заявляли, что это инициалы принадлежат Тагирову Кабиру. Судя по Вашему ответу надо полагать, что на этом Вы уже не настаиваете.

Да, возможно, я забыл.

Для следствия совершенно очевидно, что Вы стараетесь скрыть свою связь и отношение с Тарджимановым Кашафутдином.

Совершенно верно.

Почему Вы это делаете?

Бывшее социальное положение этого лица не пролетерское, а поэтому, связь с ним могла меня скомпрометировать.

Скажите, что Вам известно о личности Тарджиманова Кащафутдина.

Тарджиманов – сын муллы, бывший заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман в гор.Уфе.

Когда и при каких обстоятельствах Вы познакомились с Тарджимановым?

С Тарджимановым я знаком еще с дореволюционного времени, т.е. со времени моей учебы в «Медрессе-Мухамадия» и «Медрессе-Галия», а после революции и в последующие годы я с ним встречался неоднократно в г.Уфе.

Скажите более точно о характере Вашего знакомства с Тарджимановым.

После революции я с Тарджимановым встречался как со старым знакомым.

Следствие интересуют Ваши отношения с Тарджимановым не только после революции, но и до революции. Вопрос для Вас ясен, но Вы уклоняетесь от прямого ответа.

В дореволюционное время я с ним находился в близких дружеских отношениях.

Чем же объяснить, что ваши отношения изменились после революции?

Объяснить ничем не могу.

Вам известно о том, что Тарджиманов Кашаф был арестован за контрреволюицонную шпионскую деятельность, которая им проводилась по заданиям японской разведки?

Да, мне это было известно.

Почему Вы это скрываете от следствия?

Я это сделал из тех соображений, чтобы не скомпрометировать себя связью с государственным преступником.

Вы скрываете свои отношения с Тарджимановым потому, что Вы являетесь соучастником в его контрреволюционной деятельности, о чем следствие располагает точными и провереными данными.

Да, я вынужден это признать.

Следствие требует не только признания, но исчерпывающих показаний о Вашей контрреволюционной деятельности.

Я постараюсь с исчерпывающей полнотой отвечать на поставленные мне следствием вопросы.

Следствие предъявляет Вам обвинение в том, что Вы, по заданию японской разведки, среди татаро-башкирского населения Урала проводили контрреволюционную националистическую работу и привлекали их к шпионажу в пользу Японии. Предъявленное Вам обвинение признаете?

Да, признаю полностью.

Когда и кем Вы были завербованы в японскую разведку?

В японскую разведку я был завербован в 1918 году в г.Петропавловске Гаязом Исхаковым и Биккуловым Ибрагимом.

Кто такие Г.Исхаков и Биккулов И.?

Гаяз Исхаков – татарский писатель, эсер, который в годы гражданской войны эмигрировал в Польшу, а затем в Германию. В данное время Исхаков находится в Японии и является идеологом и руководителем татарской белой эмиграции и целого ряда белогвардейских мусульманских организаций, занимающихся вербовкой и переброской в СССР шпионов и диверсантов. Биккулов Ибрагим – бывший член Всероссийского «Милли Идаря», национального управления тюрко-татар и мусульман внутренней России и Сибири.

Вы говорите в Харбине существует целый ряд белогвардейских мусульманских контрреволюционных националистических организаций. Вам известны названия этих организаций?

В Харбине существует белогвардейская националистическая татарская организация, созданная японской разведкой под названием «Идель-Уральский Комитет борьбы против СССР». Все же остальные организации являются филиалами ответвлениями…, деятельность которых протекает под его руководством.

При каких обстоятельствах Вы были завербованы японской разведкой?

Политически это совершенно понятно. Я человек чуждый и враждебный к идеологии Советской власти. Советскую власть я встретил как ее идейный враг. С самого начала Октябрьского переворота мои классовые инстинкты толкали на борьбу с ней. Я искал путей и возможностей к организованной борьбе с Советской властью и нашел их в лице белогвардейского движения, а затем японской разведки.

Я происхожу из семьи служителя культа. С 1911 по 1915 год я учился в Уфе и в Казани  в высших мусульманских национальных учебных заведениях под названием «Медрессе Мухамадия» и «Медресе Галия» и с 1915 по 1917 гг. работал по линии национальных учебных заведений в качестве мугаллима (учителя) в г.Казани.

В эти же годы, соприкасаясь с известными буржуазными националистами Ахмедзяном Мустафиным, Шарафовым Шагиром, Гаязом Исхаковым и другими, у меня сложились буржуазно-националистические мировоззрения.

После февральской революции 1917 г. я возвратился из Казани в г.Тюмень. В этот период в Тюмени был организован «Милли-Шура» (национальный Совет), в деятельности которого принимал активное участие, как член комиссии по народному просвещению «Милли-Шура».

За период работы «Милли-Шура» я принимал участие в двух мусульманских съездах в г.Тюмени и Тобольске и на совещании ведомства просвещения в г.Петропавловске в ноябре месяце 1918 г.

Следуя своим буржуазно-националистическим убеждениям, я выдвигал идею создания самостоятельной буржуазно-националистической пантюркской республики с отделением от РСФСР.

В то же время я являлся главным Тюменского уездного земского.

Работа «Милли-Шура» протекала в тесном контакте с эсерами и меньшевиками, которые вели борьбу против восстановления в г.Тюмени и прилегающих к нему районах Советской власти.

После восстановления Советской власти в г.Тюмени в фкврале 1918 г., «Милли-Шура» продолжала работу до апреля месяца 1918 г. С апреля месяца 1918 г. постановлением Совета РК и С депутатов была распущена.

В июне 1918 г. г.Тюмень заняли восставшие чехословаки. Вместе с этим восстановила свою деятельность «Милли-Шура», в составе которой я продолжал работать. В период пребывания Колчака, по август месяц 1919 г., я состоял членом Тюменской земской Управы и, как член земской управы и участник «Милли-Шура», я своими действиями оказывал активную помощь белым.

Конкретно моя помощь выразилась в арестах партийных работников и сочувствующих Советской власти, так например: мною был выдан отец комиссара Габидуллина - Габидуллин Загидулла.

Все арестованные лица были контрразведкой расстреляны. В августе месяце 1919 г. в связи с отступлением белых, я эвакуировался с ними до г.Томска.

Вы не ответили на поставленный вопрос – при каких обстоятельствах Вы были привлечены к контрреволюционной деятельности японской разведкой?

Японской разведкой я был завербован в ноябре месяце 1918 г. в г.Петропавловске Гаязом Исхаковым и Биккуловым Ибрагимом, во время моего пребывания там в качестве представителя Тюменской земской управы на совещании органов просвещения «Милли-Идаря», эвакуированных из г.Уфы после занятия последней красными. На этом совещании в качестве руководителей были: Гаяз Исхаков и Биккулов Ибрагим, которые, зная меня еще с дореволюционного времени как национального деятеля и как деятеля земской управы Колчака, откровенно повели разговор о том, что они являются представителями японского главштаба и что в течение нескольких лет, ведут разведывательную работу по его заданиям на территории СССР.

Они меня также информировали о том, что японской разведкой создана татарская националистическая организация, куда необходимо вовлекать татарское население Урала и привлекать их к шпионской работе в пользу Японии.

Какие задачи перед Вами поставлены Гаязом Исхаковым как перед членом контрреволюционной националистической организации?

Гаяз Исхаков и Биккулов мне изложили предварительные общие задачи контрреволюционной националистической организации, которые сводились к следующему:

1). Создание в границах Урала-Волги независимого государства, а поэтому с целью свержения на указанной территории Советской власти, необходимо создать мощные повстанческие отряды, в чем окажет существенную помощь Япония.

2). С этой же целью необходимо повести контр-революционную националистическую работу в национальных частях Красной Армии, состоящих из мусульманских народностей.

3). Проникновение в Советские и партийные аппараты, где добиться руководящего положения националистическим элементам.

4). Контрреволюционная националистическая обработка молодежи.

Конкретно же я получил задание – выехать на Урал в пункты: Тюмень, Пермь, Свердловск, где сосредоточено большое количество татарского населения и создать там контрреволюционную националистическую организацию.

Что было Вами, конкретно, в этом направлени проделано?

В соответствии с теми установками, которые я получил от Исхакова по возвращению в Тюмень я стал подбирать и вербовать людей байскомульского элемента и участников контрреволюционного националистического белого движения. Я привлек к шпионской контрреволюционной националистической деятельности:

Габидуллина Афтаха, штабс-капитана, сына кунгурского ахуна, начальника штаба в башкирской армии – Ильяса Алкина,

Ибрагимова Хафиза, преподавателя тат.баш.техникума в г.Тюмени,

Шафикова Фазыла, муллу села Краярских, Ярковского р-на Тюменского округа,

Файзова Акмалетдина, крупного торговца г.Тюмени с высшим мусульманских образованием.

Абпайдуллина Садрыя, кулака Новые Юрты Тюменского р-на.

С кем Вы были связаны, проводя контрреволюционную работу на Урале?

Со мной связался Тарджиманов Кашаф, бывший зам.председателя Центрального духовного управления мусульман в г.Уфе, который являлся резидентом японской разведки.

Каким путем Вы связались с Тарджимановым Кашафом?

Через связиста японской разведки Мансурова я получил предложение от Тарджиманова прибыть в Уфу, куда я и выехал.

Когда это было?

Это было в 1926 году.

Какие конкретно указания Вы получили от Тарджиманова?

Я должен сказать, что практическим центром на территории СССР занимавшимся работой по насаждению шпионско-диверсионных повстанческих ячеек, являлось Центральное духовное управление мусульман в г.Уфе в лице зам.председателя ЦДУМ – Тарджиманова Кашафа, который был связан через муллу главной мечети г.Москвы Шамсутдинова Обдуллу с секретарем японского посольства в Москве – Шимада. Тарджиманов централизовал работу контрреволюционной националистической шпионской организации и направлял ее в соответствии с указаниями японского генерального штаба. Активная деятельность контрреволюционной националистической организации на территории СССР обеспечивалась тем, что Тарджиманов, как зам.председателя ЦДУМ, имея в своих руках огромный аппарат Мухта Сибатов (служителей культа и мулл, будучи непосредственно через мусульманское духовенство связан с контрреволюционными националистическими кругами, очень легко проводил в жизнь установки и планы организации.

Тарджиманов мне указал, что работа контрреволюционной националистической организации должна проводиться в следующих направлениях:

1). Создание шпионско-диверсионной сети на военных заводах, промышленных предприятиях оборонного значения, железно-дорожном транспорте и в красноармейских частях.

2). Создание повстанческих кадров и подготовки вооруженного выступления против Советской власти.

Что Вами практически сделано в этом направлении?

В течение 2 лет, с момента моей встречи с Тарджимановым, мною была создана широко-разветвленная контрреволюционная националистическая повстанческая организация в Тюменском и Тобольском округах.

Активное участие в этом принял завербованный мною в свое время и привлеченный к деятельности японской разведки Шафиков Фазыл.

Какую контрреволюционную работа провела эта организация?

Контрреволюционная организация охватывала своим влиянием бывшие Тюменский и Тобольский округа в количестве около 60 татарских населенных пунктов. Организация имела 11 законспирированных контрреволюционных повстанческих групп, сведенных во взводы, во главе с командирами взводов, последние в свою очередь, были связаны с Шафиковым. Шафиков непосредственно был связан со мной, а я с Тарджимановым, от которого через приезжающих связистов, получал указания японской разведки.

Контрреволюционная организация привлекала для участия в контрреволюционной восстании кулаков, находящихся в ссылке в Тобольском округе, где в то время в основном было сконцентрировано ссыльное кулачество.

Организация насчитывала в своих рядах до 300 человек кулацко-байского и мусульманского элемента и имела в своем распоряжении достаточное количество оружия и боеприпасов, сохранившихся с периода гражданской войны.

Наряду с контрреволюционной повстанческой организацией, были созданы боевые группы, численностью по 5-6 человек, действовавшие по линии железной дороги на участке Тюмень-Ялуторовск. Задачей этих боевых групп заключалось – организация и осуществление диверсионных актов на железной дороге.

Этими боевыми группами руководил непосредственно мулла Шафиков Фазыл, который в одной из перестрелок с сотрудниками ОГПУ и милиции в 1930 году был убит.

Из конкретной деятельности этих диверсионных групп, я запомнил следующий факт, который сохранился у меня в памяти. В 1930 или 1931 году было произведено крушение Ленинградского пасажирского поезда, сопровождавшееся человеческими жертвами. Непосредственным исполнителем этого диверсионного акта является Шафиков.

У кого хранилось оружие?

Оружие в основном хранилось на руках повстанцев.

Вы показываете, что контрреволюционная организация насчитывала 300 человек и с таким количеством людей Вы намерены были поднять восстание и расчитывали на успех?

Конечно, при наличии такого количества людей расчитывать на успех восстания более чем легкомысленно, но мы были глубоко убеждены, что к нам примкнут большие массы кулачества и контрреволюционно настроенного националистического элемента.

Это обстоятельство было нами учтено при подготовке восстания.

К какому сроку было приурочено вооруженное восстание руководимой Вами контрреволюционной националистической повстанческой организации?

Вооруженное во