Вторник, 19.09.2017, 16:21

Академия барона Брамбеуса

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Темы
социализм Японский след 1937 репрессии Урал-Идель Алхимия Англия Una Furtiva Lagrima Карузо МакКормак музыка WALTZING MATILDA Монтаж аттракционов Отстойник Турция Фатих Акин Суфизм LiveJournal Dada анимация Германия литература Познер Чулпан Хаматова израиль Германский след Моабитская тетрадь Муса Джалиль еврейский вопрос АТАТЮРК Ахмадинежад фотографии Булгария катастрофа башкиры екатеринбург голод Время цыган Песни протеста Рождены быть свободными Объединённые Арабские Эмираты Права женщин Саудовская Аравия Греция кавказ Сочи черкесы euronews learning world Тегеран Бахман Гобади Курдистан Хосейн Ализаде Ислам Арабские революции аятолла Хаменеи исламское пробуджение Казань Радио Свобода Ахмади татарстан не знаю что сказать диаспора татарский язык BBC Бухараев Равиль Пакистан праздники россия Сирия внешняя политика Арабская весна Иран Межконфессиональные отношения история Ислам на Урале армения Константинополь стамбул Кинематограф Индонезия Опера театр Палестина тунис Ливан поэзия колониальные войны конституция дагестан хиджаб Мавритания Магриб США Ирак великобритания Рок-патриархи Образование Женщина в исламе
Видео на youtube
music_action
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Противомусульманская миссия при Екатеринбургской епархии.

Противомусульманская миссия при Екатеринбургской епархии.

Екатеринбургская Епархия создается по указу императора в 1885. В том же году летом в Казани проходит собрание епископов поволжского края, на котором присутствует и Нафанаил, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский. Оно собирает всего 9 человек. В третьем отделе «постановлений» излагаются меры по пресечению магометанской пропаганды.

В том же году появляется Определение Святейшего Синода то 9-31 декабря, за № 2695, о восстановлении в полной силе действия ст.247 строительного устава относительно постройки иноверческих храмов, т.е. вернуть контроль или решающее слово в постройке, и в частности, мечетей, епархиальному начальству, позволяя ему вмешиваться по сути в государственные дела. Ибо в 1862 году в циркуляре от 10 января Государь Император признал для постройки иноверческих церквей достаточным разрешение гражданского начальства и министерства внутренних дел, и это действительно требовали государственные интересы.

В 1886 году Иоанникий, митрополит Московский, Председатель Православного миссионерского общества обращается к Епископу Екатеринбургскому и Ирбитскому с просьбой открытия Комитета Православного миссионерского общества при Екатеринбургской епархии.[1] Итак, Комитет начинает действовать. Надо отметить, что, конечно, не мусульмане – основная причина головной боли епархиальных подвижников, а раскольники, а затем – язычники. Собственно, с самого начала, так или иначе, епархия признает, что обращение мусульман на путь христианской истины – дело фактически безнадежное, - хотя бы спасти от впадения в грех магометанства – инородцев-язычников.

После Казанского миссионерского съезда 1910 года, руководство епархии признает необходимым создать противомусульманский отдел и при Екатеринбургской епархии.[2] С другой стороны, на заседании Миссионерского Общества от 19 октября 1910 года речь шла о «возрождении» в епархии противомусульманской миссии. В качестве миссионера будет приглашен Казанский бесприходный протоиерей отец Александр Миропольский.

Вернемся назад. В 12 сентября 1891 года при Каслинском заводе открывается башкирский приют. Приют посещало до 1901 года около 10 башкирских мальчиков и юношей. Учились они русскому языку по программе Ильминского. Закон Божий как специальный предмет не преподавался из опасения, что мусульманские дети просто разбегутся из приюта.[3] 4 мая 1901 года за неимением учеников приют закрывается, этому предшествуют страшные голодные годы. В ноябре 1904 года по инициативе Его Преосвященства Владимира, Епископа Екатеринбургского и Ирбитского приют открыт вновь, и «имеет своею задачею воспитание и обучение детей мусульман-башкир русской первоначальной грамоте с целью приобщения башкир к русской культуре и русской гражданственности и располагать чрез то их к православной вере». С сентября 1905 года заведующим приюта служит священник Успенской церкви Каслинского завода Петр Беляев[4], а учителем миссионер Павел Цесаркин. В 1905 году приют посещало 20 учеников, которых отпускали на праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам. В приюте не применялись дисциплинарные взыскания. «Отношение к приюту со стороны башкир, как и всегда, подозрительное. Муллы запрещают отдавать детей, иногда приезжают справляться о ходе учения и поверяют отданных детей. Русское же население относится к приюту враждебно. Причина этого лежит в давней вражде русского населения с башкирским из за земли. Русскому населению не нравится, что приют существует для магометан, а не для беднейших из христиан».[5] Интересно, что к отчету прилагается и список учеников приюта. Отцы учеников обычно, прежде чем отдать своего ребенка в приют, подробно расспрашивают учителей о том, чему они собираются учить детей, и убедившись, что никто не собирается насильственно крестить учеников, приводят своих детей в приют. Так или иначе, крестьяне начинают понимать, что знание русского языка – это пропуск в большую жизнь. Тем более, что в приюте созданы неплохие условия для учебы, по крайней мере, ребенок не будет голоден и раздет.

Павел Цесаркин знает башкирский язык (возможно, тюркский), епархия поощряет и финансирует[6] его поездки по башкирским деревням «с целью ознакомления его с жизнью, бытом, нравами и обычаями башкир и просвещением их при удобных случаях Христовым учением.[7]

Итак, мы остановились на том, что в конце 1910 года противомусульманским миссионером становится о.Миропольский. Официальное определение Святейшего Правительственного Синода об учреждении Миропольского в должности с годовым окладом в 2000 рублей опубликовано в Екатеринбургских епархиальных ведомостях 13 ноября 1911 года.[8] 4 августа 1911 года Беляев передает ему дела Каслинского башкирского приюта. При Миропольском в приюте появляется столярная мастерская.[9]

Прежде чем продолжить повествование, познакомлю читателя с основными вехами жизни этого весьма неординарного человека.

Александр Миропольский родился в 1847 году. Его отец, Степан Гурьев Миропольский, был диаконом в селе Белая Гора Чистопольского уезда Казанской губернии. В 1868 году Александр окончил курс Казанской Духовной Семинарии и служит священником в разных татарских деревнях (оценка по татарскому языку у него всегда была «отлично»). По его автобиографии догадываешься, что этот человек легких путей не искал, не раз вступая в конфликт с миссионерским начальством, о чем говорит даже в автобиографии, вспоминая «злобу» против него Ильминского. В 1881 году его направляют в село Апазово, где, по его словам, в том же году в мусульманство отпадает 200 душ крещеных татар, в 1883 году «отступники» возвращены им в лоно православной церкви. Вскоре он становится миссионером округа. В 80-е годы он будет награжден Владыкой Палладием Орденом Святой Анны 3-й степени за возвращение в православие 300 душ в соседнем приходе Вятской Епархии.[10]

Обучая инородцев русскому языку, он применяет русский букварь, вместо изобретенного Ильминским, переводя каждое русское слово на татарский. «В результате, - пишет Миропольский, - получалось в одно время совершенно правильное чтение инородцами русских книг и в тоже время изучение русского языка. А когда я после этого давал ученикам читать книжку русской письменности, дети читали ее отлично, с своим акцентом». Он делает доклад в Совет Братства Св.Гурия, что приводит к скандалу, вплоть до жалобы Обер-прокурору Константину Победоносцеву, - Миропольский-де разрушает «систему Ильминского».

В 1891 году Миропольский овдовеет, оставшись с двумя дочерьми. Сын в этот период, вероятно, учится. В 1895 году он уговорит его ехать на службу в Киргизскую миссию. Позже, Миропольский, посоветовавшись с дочерьми, возьмет на воспитание девочку из крещеных татар – Катюшу, вырастив которую, в 1910 году выдаст замуж.

В 1906 году поступит в Казанскую Духовную Академию, где будет удивлять всех своим возрастом и упорством. И в 1910 году будет приглашен в Екатеринбургскую епархию на должность инородческого или «противомусульманского» миссионера. Центром «противомусульманской миссии епархии и станет башкирский приют в Каслях.

Его подход сразу будет резко отличаться от подхода его предшественников. Он сразу заявит, что будет учить детей и закону божьему. На удивление его энергия не развалит приют, но, напротив, привлечет к себе внимание башкирского населения. Похоже, именно его принципиальность и одухотворенность вызовет уважение и со стороны местного населения и со стороны епархиального начальства. Он много ездит, много общается, много пишет и публикует, он не устает проповедовать слово Божье даже среди ортодоксальных мусульман.

В статье «Любовь как необходимое условие успеха в пастырской и миссионерской деятельности» Миропольский пишет: «Точно так же в обращении с инородцами безусловно необходима любовь. Нам постоянно приходилось наблюдать, что крещеные инородцы оставались христианами и не отпадали в мусульманство там, где они были любимы духовенством».  Башкиры говорили: «Ты ворожить умеешь…, наши ребята очень любят тебя, а вон большие то идет в твою веру».[11] Многие, конечно, же отдавали своих детей, чтобы они изучили русский язык – единственный пропуск в «большую жизнь».

Помимо статей в «Ведомостях», за два года будут изданы брошюры:

«Дневник инородческого миссионера Екатеринбургской епархии, протоиерея А.Миропольского за 1911 год»; «Воспоминания раскаявшегося отступника от православие в мусульманство». (Со слов Казанцева писал инородческий миссионер Екатеринбургской епархии Протоиерей Александр Миропольский); «Земная жизнь Господа нашего Иисуса Христа. На татарском языке и татарскою письменностью»; «Открытое письмо мусульманам»; «Ответ «смиренному Абдулхакку, члену «святой» лиги панисламизма»; «Беседа с мусульманскими муллами»; «Мухаммедов «Аллах» не Бог»; «Беседа о пророках»; «Беседа о достоинствах «веры», или религии». Я не перечисляю статьи, появлявшиеся ЕЕВ[12], я вынужден был просматривать все имеющиеся у нас библиотеке номера, потому что фактически в каждом номере появлялись заметки Миропольского.

Удивительно и то, что брошюры эти раскупались, ими интересовались и муллы, за ними специально приезжали из Троицка от Расулева.

Воспоминания Казанцева произвели даже некоторый фурор. Трудно определить жанр «Воспоминаний» - то ли памфлет, то ли страшная сказка. Читаешь их и диву даешься безграничной фантазии молодого человека в лице Казанцева и доверчивости пожилого в лице Миропольского. Я подозреваю, что в среде образованных мусульман этот памфлет послужил великолепным пособием, насколько плоско и поверхностно и неумно воспринимается русскими ислам. Иного объяснения интересу со стороны мусульман я не нахожу. Сегодня же, читая эти «откровения» трудно удержаться от улыбки.

Пройдет время Казанцев точно так же отречется и от этих воспоминаний, шантажируя самого Миропольского, пытаясь вытянуть у него деньги, и Миропольский вспомнит, что получал анонимку, в которой некто сообщал ему, что Казанцев просто подлец и артист, что нельзя верить ни единому его слову. Его «путешествия» в мусульманском мире купцов и мулл преследовали одну цель – вымогательство денег.

С этим произведением будет связан и другой скандал. К пермскому губернатору будет обращено и письмо из уфимской губернской канцелярии о необходимости запрещения этой книжки, которая возбуждает только нездоровые настроения, ибо содержит клевету на мусульман. Епархиальное начальство возьмет под защиту Миропольского, и дело будет замято…

Столь активная деятельность Миропольского будет прервана в 1918 году, по православным источникам большевики, отступая, расстреляют в Каслях несколько священников, среди которых окажется и Миропольский, расстрелу будут предшествовать пытки, а тела убитых будут изуродованы. Говорят сами «татары» пытались заступиться за священников, в 1917 году им это удалось, Миропольский был освобожден, но 1918 году, их уверения, что ничего страшного в брошюрках отца не содержится, не помогли. В 2002 году о.Миропольский будет канонизирован.


[1] Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1886, №№9-13.

[2] Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1910, №29, сс.602-606.

[3] Отчет Екатеринбургского Епархиального Комитета Православного Миссионерского Общества за 1909 год. Приложение к ЕЕВ к № 34, 1910. – с.2.

[4] В одном из документов есть разночтения: заведующим назван свящ.Иоанн Пузырев.

[5] Отчет Екатеринбургского Епархиального Комитета Православного Миссионерского Общества за 1905 год. – Екатеринбург, 1906. – с.10-12.

[6] На поездку с 7 июня по 12 июля 1905 года ему выделяется 100 рублей.

[7] Отчет Екатеринбургского Епархиального Комитета Православного Миссионерского Общества за 1905 год. – Екатеринбург, 1906. – с.12.

[8] Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1911, №46, с.463. Предполагаю, что происходит это раньше - по прибытии Миропольского на новое место службы. В 1911 году Миропольский уже широко разворачивает миссионерскую деятельность, активно ездит и пропагандирует по всему Уралу, постоянно публикует протимусульманские статьи в Епархиальных ведомостях и т.д.

[9] Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1911, №33, с.738.

[10] В данном случае я ссылаюсь на его автобиографию, опубликованную в Екатеринбургских епархиальных ведомостях» - 1912, №37-38 (отдел неофиц.) – «Во сне и наяву» (из памятной книжки протоиерея А.С.Миропольского за 1868-1912 годы)

[11] Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1912, №48. – с.1149-1152.

[12] Екатеринбургские епархиальные ведомости.