Среда, 22.05.2019, 06:15

Академия барона Брамбеуса

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Темы
социализм Японский след 1937 репрессии Урал-Идель Алхимия Англия Una Furtiva Lagrima Карузо МакКормак музыка WALTZING MATILDA Монтаж аттракционов Отстойник Турция Фатих Акин Суфизм LiveJournal Dada анимация Германия литература Познер Чулпан Хаматова израиль Германский след Моабитская тетрадь Муса Джалиль еврейский вопрос АТАТЮРК Ахмадинежад фотографии Булгария катастрофа башкиры екатеринбург голод Время цыган Песни протеста Рождены быть свободными Объединённые Арабские Эмираты Права женщин Саудовская Аравия Греция кавказ Сочи черкесы euronews learning world Тегеран Бахман Гобади Курдистан Хосейн Ализаде Ислам Арабские революции аятолла Хаменеи исламское пробуджение Казань Радио Свобода Ахмади татарстан не знаю что сказать диаспора татарский язык BBC Бухараев Равиль Пакистан праздники россия Сирия внешняя политика Арабская весна Иран Межконфессиональные отношения история Ислам на Урале армения Константинополь стамбул Кинематограф Индонезия Опера театр Палестина тунис Ливан поэзия колониальные войны конституция дагестан хиджаб Мавритания Магриб США Ирак великобритания Рок-патриархи Образование Женщина в исламе
Видео на youtube
music_action
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

продолжение 1: Меры духовно-просветительные.

Меры духовно-просветительные.

Слабая деятельность имеющейся в Поволжье организации, существующей более или менее уже продолжительное время, под названием «Братства Св.Гурия» - сводится к содержанию миссионерских школ в тех местностях, где наиболее заметно татарско-магометанское влияние на местное инородческое население и, вследствие малого количества крещеных инородцев, не могут быть открываемы школы обычного типа. До сего времени эти школы были единственное средство для ограждения крещеных инородцев от татарско-мусульманского влияния и  для проведения в их среду русско-христианской культуры. Совещание признает плодотворность существования этого Братства, устоявшего против натиска мусульманства, проникнутого панисламистскими идеями, пантюркизмом и считает названную организацию единственным светильником русского духовно-религиозного просвещения в Поволжьи. Также Совещание убедилось в недостаточности и крайней ограниченности денежных средств в этом Братстве, благодаря чего существование некоторых школ должно скоро прикрыться; к тому-же учительский персонал в школах, благодаря скудной оплате труда, обставлен более чем бедно, а потому подбор борящегося элемента – крайне низок, в сравнении с такими соперниками – какими являются просвещенные татарские муллы и мугаллимы. Это явление наносит большой урон как миссионерскому делу, так и вообще престижу русской государственности в этих местностях.

По сему Совещание считает непременнейшим условием – для пользы делу – усиление денежных средств Братству Св.Гурия, - для постановки более рационально школьного дела, увеличения числа школ и улучшения качества учительского персонала. При всем этом – предподача проповеди христианских учений – должна быть на родном языке, понятном и доступном для понимания непросвещенных инородцев; миссионерское-же дело должно быть поставлено так, чтобы тактика обрусения не мешалась бы с истинами христианского учения – Крестом и Евангелием, так как после плодов духовного восприятия сих великих светочей, - само дело об истинном русском верноподданичестве станет уже простым и легко усваиваемым. Родной язык – это главный аргумент дела – духовно-религиозного просвещения.

В гор.Казани при Казанской Духовной Академии и при Спасо-Преображенском монастыре имеются миссионерские курсы, предназначенные для подготовки лиц – знакомых с наречиями и бытом инородцев – к духовно-просветительной и миссионерской деятельности.

В виду плохой постановки дела изучения инородческих языков и их быта – на курсах при упоминаемой выше Академии, - студенты неохотно идут на них, поэтому людей, знакомых с просветительной духовной деятельностью на инородческом языке – за последние годы вовсе не находилось. На это явление Совещание обращает особое внимание и признает необходимым поднять деятельность Миссионерского отделения, приняв меры привлечения большего количества слушателей, с постановкой рациональнее практического изучения инородческих наречий. Для этого признано возможным облегчить поступление на эти курсы из Семинарий, давая льготы во время слушанья курса и при окончании таковых – в дальнейшем служебном поприще и таким образом создать контингент людей, подготовленных к занятию должностей священнослужителей и учителей в инородческих приходах, дабы они могли, путем слова и духовно-просветительной проповеди, воздействовать на инородческую среду.

Тоже можно сказать и про Казанские миссионерские курсы, у которых также ко всем выше перечисленным недостаткам, присоединяется крайняя скудость средств и неудобство помещения. Совещание высказывает необходимость в отпуске Епархиальной местной властью субсидии – для поддержания этого дела, так как оно в том положении, как ныне – заглохнет вовсе.

Является также необходимым постановка практического обязательного преподавания инородческого языка в Семинариях Епархий, заселенных татарско-мусульманскими элементами, на равнее с прочими предметами.

На всем пространстве названных выше губерний имеется более 500 русско-инородческих церковно-приходских школ и школ гармоты, что, конечно, крайне ограничено. Для этого количества школ не хватает учительского персонала, не говоря уже о том, что на увеличенное число школ – учителей-преподавателей – вовсе не хватит. Совещание по предложению представителя Училищного Совета при Святейшем Синоде пришло к заключению, что первой необходимостью является в церковно-учительских школах, для подготовки учителей-инородцев для Приволжского края; школы эти пополнят недостаток как существующих учителей, так и тех, кои будут предназначены для вновь открываемых церковно-приходских и других школ.

В методе преподавания закона Божьего в церковно-инородческих школах имеется потребность введения знакомства с мусульманской религией, мусульманской пропагандой и преимуществом Христианского истинного учения – перед учением ислама. Для этого требуются специальные издания краткого обзора истории мусульманства общедоступного характера и особого обличительного противо-мусульманского катехизиса для нужд тех-же инородческих школ. За составление таких учебных пособий – Совещание высказало пожелание – выдавать премии.

Для противодействия специально мусульманской литературе – создалась необходимость издавать противо-мусульманскую также литературу, - в виде периодического органа на русском и татарском языках при Казанской Духовной Академии. На таковой орган, по заявлению Ректора Казанской Духовной Академии, необходима субсидия в размере лишь 3200 рублей в год, так как сотрудничать будут безвозмездно профессора Духовной Академии, преподаватели  Семинарии, а также слушатели миссионерских курсов, - печататься же может орган в Академической типографии. Этот орган сыграет свою роль как для перекрещенных татар (более 100 000 человек), так и для поместного духовенства, учительского и ученического в школах – состава, так равно и для всего вообще инородческого населения, так как будет знакомить с положением дела русского просвещения в крае и результатами успеха духовно-просветительной деятельности. Субсидию-же, которая может оказаться недостаточной на первый годовой период, можно дать, по мнению Совещания, в виде одновременного пособия, для оборудования на прочных началах – желаемого органа, дабы он создался не народно-просветительных – доступных для инородцев – основаниях

Ко всему этому, в виду обширности Епархий Поволжья и их разбросанности, - следить за просветительной деятельностью и миссионерством – Архиерею и его Викарию, живущему по большей части – при кафедре правящего Епископа, - крайне затруднительно, а по сему, для близкого общения духовной власти с этим делом и руководства на местах поместными деятелями в инородческих приходах, - желательно увеличить число епархий, назначением местожительства главы местного духовенства – в крупных центрах, а на периферии, т.е. на местах. Не лишены пользы духовно-просветительные беседы с разрешения духовных властей на темы противомусульманского влияния – в церквах и местных школах инородцев. При школах желательно оборудовать библиотеки для общедоступного чтения на русском и инородческих языках – по известной программе. Главное-же внимание Совещание обратило на необеспеченность поместного духовенства, поставленного в полную зависимость от прихожан, что крайне растлевающее действует на население – особенно инородческое. Желательно устранить это явление улучшением от Правительства материальной стороны духовенства на местах.

Меры культурно-просветительные.

Первое место должны иметь меры культурно-просветительные для привлечения татар и других инородцев-мусульман к русской культуре. Замкнутость, особое положение религиозно-мусульманского мира, быт и своеобразность семейного начала инородцев, рознь их с русским элементом, - все это дали свои плоды и результаты. Постановка на правильных началах, с мощным содействием культурного единения русской народности на местах – дает несомненно плодотворное оружие для борьбы с мусульманским влиянием.

Школа высшая (медрессе) и низшая (мектебе) – у инородцев – поставлена обособлено, захватив себе автономность настолько, что исказился первоначальный образ чисто религиозной подготовки мусульман и мусульманские учебные заведения превратились в общеобразовательную школу со специфическим татарским оттенком. Арифметика, география – история преподаются на обще-тюркском татарском языке, а также и на Турецком – с антирусской враждебностью. Русская школа стала для юношества русских мусульман-инородцев – чужда и вовсе незнакома.

Национально-мусульманско-татарская школа, с уклонением от принятой народно-культурно-просветительной программы русской школы – стала вредна русскому воспитательному государственному делу. Медресе и мектебе должно быть по мнению Совещания – возвращено то религиозно-духовное значение, которое они занимали у инородцев ранее. Духовная сторона должна остаться в школе – за магометанским духовенством, а все светское – национализированное ими самими, противное русской государственности, должно быть изъято.

Учрежденные по ВЫСОЧАЙШЕМУ Указу 26 марта 1870 года русские классы при мусульманских школах – не имели успеха, вызвав недоверие в мусульманах, русских подданных и подозрение в намерении обрусить школу, обратив ее в общегосударственную, этим самым как-бы посягнув на магометанскую веру. Совещание полагает эту меру – где она еще существует – не применять и классы эти при медресе и мектебе закрыть. Программы и перечень предметов для медресе и мектебе должны быть строго регламентированы и не иметь вовсе общеобразовательного характера. Задача составления этих программ и перечней предметов преподавания – нелегкая, так как область вероучения магометанства имеет сотни требований, на коих и создалось мусульманское движение; по сему съуживать область и значение их, преследуя одностороннюю цель – не в видах Правительства, а потому Совещание прищло к выводу, что необходимо образовать комиссию при Министерстве Внутренних Дел, с участием знающих и добросовестных людей из мусульманского духовенства, а также местной администрации, знающей дух и требования инородческой среды, - дабы эта комиссия, не стесняя вероучений ислама и не умаляя значения мусульманства, - создала бы программы и перечень тех предметов, кои необходимы для строго-духовно-религиозной подготовки учителей для правоверных в области изучения Корана и не имели-бы в себе специфического духа, противного русской государственности. Вместе с тем этой комиссии необходимо придать характер доверия к мусульманству и инородцам, подданным России.

Вместе с тем, - так как количество школ – типа существующих ныне мусульманских – велико и преобразование их, - в чисто – конфессиональные учебные заведения – проэктируемому выше образцу, - даст слишком большой излишек их в сравнении с потребностью мусульманского населения в России, между тем желаемость в татарских массах просвещения – сильна, Совещание высказывается за превращение их в частные учебные заведения на общих основаниях. Таким образом получилось-бы: 1/ что конфессиональными мусульманскими школами, для подготовки духовенства, по известной подчиненной правительственному контролю программе была-бы удовлетворена духовно-религиозная сторона подданного мусульманства,

2/ общегосударственного типа мусульманская школа, находясь под контролем местной учебной инспекции, - дала-бы простор всем желающим учиться и продолжать образование так-же, как и прежде, 3/ уклонение теперь существующей мусульманской школы от узаконенного обязательства иметь – как выше сказано – русские классы (по Указу 26 марта 1870 года) – стало-бы излишним и разного рода преобразованные учебные заведения для татар-мусульман не имели-бы оттенка чего-либо нелегального и наконец 4/ те из мусульманской молодежи, которые захотели-бы иметь более обширное всестороннее образование, - могли-бы получить таковое в общегосударственной школе. Последнее было-бы, по мнению Совещания, весьма желательным, а потому признано необходимым увеличить число существующих русско-инородческих школ, открываемых по правилам 1 ноября 1907 года – тем более, что есть основание полагать, что школы эти пользуются доверием мусульманского населения, а следовательно – пробел, который получится вследствие исключения из мусульманской нынешней школы общеобразовательных предметов, может быть вполне восполнен упомянутой русско-инородческой школой. Школы эти, по закону 1907года, открываются по почину земств и городских самоуправлений, которые охотно идут на встречу в этом направлении. Желательно чтобы Министерство Народного Просвещения также-бы пошло на помощь этому начинанию, - проведя это дело под своим планомерным руководством и, возможно субсидируя местные органы самоуправления.

Совещание обратило внимание также на пособия в теперешних мусульманских заведениях, частью рукописные – частью заграничные издания, находящиеся вне всякого контроля со стороны правительственных органов и полагает, что изъятие из употребления этих пособий – нелегального характера, - должно быть обставлено с особым тактом, - не возбуждая особенно умы мусульман.

Слабый надзор на местах за деятельностью татаро-мусульманских инородческих школ дал им полный бесконтрольный простор? Благодаря несомненно малого числа инспекторов народных училищ и – их незнакомства с инородческими языками. Совещание сначала высказалось за учреждение особой инородческой инспекции с подчинением ея состоящему при учебном округе особому окружному инородческому инспектору, но в виду опасения нежелательной новой административной обособленности мусульманской школы и недостаточности отпускаемых вообще средств, - решено инородческой инспекции не утраивать, а высказано пожелание – увеличить число существующих инспекторов народных училищ, с обязательством их знать местный инородческий язык и возможно чаще посещать и контролировать на местах школы. Для объединения-же деятельности их желательно все-же при инородческих округах учредить окружных инспекторов – как ближайших помощников Попечителей Учебного Округа – в этой новой отрасли учебного дела. Для привлечения людей в должности по инспекции и вообще по деятельности в мусульманской среде, знающих инородческие языки, - Совещание высказало пожелание поощрять денежно тех из лиц, кои знакомством языка и дела, в течении более или менее продолжительного времени и лет, дали-бы на местах плодотворные результаты; этим самым можно привлечь лучший элемент тружеников, любящих новую деятельность, а не преследующих корыстные цели.

Для того, чтобы не нанести ущерба образовательному вообще делу мусульманства, - путем сокращения ненормальной ныне общеобразовательной национально-духовной школы и – для снабжения общеобразовательной инородческой школы проэктированного типа контингентом учителей, - Совещание озабочивается по этому приобретением начального педагогического учебного персонала – для инородцев, для чего очевидно требуется усиление на этот предмет имеющихся ныне учебных заведений, т.е.: а) так называемых центрально-крещено-инородческих школ, б) татарских учительских школ в Казани и Симферополе и в) нормальных учительских семинарий. Первый тип – центрально-крещено-инородческие школы, по мнению Совещания, весьма удачен и дает вполне подготовленных учителей для наших инородческих школ и помощников учителей для более высших инородческих школ. При этом Совещание намечает пункты, где таковые в Поволжьи желательно еще открыть и высказывается за желательность передачи этих школ в ведение Православного Духовенства, так как они не лишены миссионерского характера. В частности, - существующая в Казани Центральная крещено-татарская школа, находящаяся в ведение Директора Казанской Учительской Семинарии – дала особенно плодотворные результаты, что объясняется подбором учительских сил и опытом; но является некоторая ненормальность в деле подчинения этого заведения в зависимости от личности упоминаемого Директора, - по этому Совещание полагает вполне удобным подчинить эту школу Православному ведомству, - учредить при ней Попечительский Совет из представителей администрации духовного и учебного ведомства, дабы не наносить ущерба уже начатому – столь удачно делу.

Относительно Казанской и Симферопольской татарско-мусульманской школы, то они подходят к типу нормальных учительских семинарий, но ненормальность их сказывается в том, что туда принимаются только татары-мусульмане. Однако закрытие их нежелательно именно теперь, так как вызовет недостаток учительского персонала для вновь преобразованных конфессиональных и общеобразовательных инородческих школ, а также отзовется в недовольстве мусульман и задержит образовательную потребность инородцев, что может толкнуть их обратиться за учительским персоналом заграницу – в Турцию и Египет, а потому Совещание высказывается – за сохранение до времени этих школ.

В виду того, что по закону в Семинарии общего типа может поступать исключительно православное юношество и, в местностях, заселенных мусульманами, преподавание инородческих языков в них поставлено крайне неудовлетворительно, Совещание высказывается за то, чтобы были открыты, на подобие упоминаемых выше (в Симферополе и Казани) школ – специально-учительские мусульманско-инородческие Семинарии, которые удовлетворяли-бы всем условиям для выпуска хороших преподавателей для инородческих школ. Но эта мера все-же обособила-бы несколько школу для инородцев. Осуществить ту-же мысль также нелегко, принимая во внимание племенную разнородность инородцев, для которых пришлось-бы открывать несколько семинарий, в зависимости от потребности местностей. Это все крайне нежелательно и кроме того оттолкнуло-бы охоту инородцев идти в русскую школу и слиться с коренным русским населением. По сему желательно допустить инородцев в учительские семинарии – общего типа, усилив там преподавание инородческих наречий и предоставив в этих учебных заведениях инородцам все то, что требует их склад жизни, религиозные воззрения и вероучение ислама, особенно это должно быть широко и доступно поставлено в инородческих местностях, а потому Совещанием намечаются местности, где желательно иметь эти учительские семинарии.

Воспитательное особое влияние на инородцев должна иметь местная государственная власть, которая должна быть близко к местному населению инородцев, завоевав ее доверие и уважение, а для этого требуется, чтобы органы управления были знакомы как с языками, так и бытом инородцев.

Совещание высказалось за желательность введения курса изучения инородческих языков в духовных и учительских семинариях, с обязательством продолжения его – для изучения верований мусульманских племен. Также необходимо открытие дополнительных курсов изучения этих языков – при тех-же учебных заведениях, для всех желающих изучать таковые. Кроме того Совещание высказывает пожелание изучения вообще истории мусульманского мира для ознакомления с научно-практическими целями, - для чего необходимо открыть дополнительные курсы Восточного факультета С.-Петербургского Университета для всестороннего изучения литературы, этнографии Тюркских татар и Иранских племен, а также образовать в Казани, как в одном из центров мусульманства восточное отделение при филологическом факультете Университета, для изучения вообще восточных языков и языков инородческих народностей, населяющих Россию и исповедующих ислам. (Продолжение следует)